Главная Рецепты Марва Оганян: Поджелудочная железа – ключ жизни

Марва Оганян: Поджелудочная железа – ключ жизни

0
0
16

Марва Оганян: Поджелудочная железа – ключ жизни

Я постараюсь в этой статье изложить правила питания, гарантирующее излечение от болезней и недопущение новых тяжелых заболеваний в виде инфаркта, инсульта, рака, диабета и т.д.

Изложенные здесь принципы естественного питания созданы теорией и практикой великих врачей и ученых, специалистов в области естественной медицины: Бирхера-Беннера, Шелтона, Уокера, Брегга, Вивини, Б. Харри, Ю. Николаева. Однако эта альтернатива лекарственной медицине старательно умалчивалась и игнорировалась до самого последнего времени. Теперь уже молчать нельзя. Стремясь ликвидировать инфекции, врачи создавали вакцины. Но вирусы оказались хитрее, и вот вместо оспы – СПИД, вместо чумы – вирусная пневмония. Пора признать, что лекарства, массовые профилактические прививки, химические удобрения подорвали иммуносферу не только человеческой популяции, но и всей биосферы – растений и животных. Пора понять, что технический прогресс в теперешнем виде ведет только к гибели планеты, и признать приоритет законов природы над изобретениями человека. Ну, а пока этого не сделано политиками и учеными планеты, «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Появление атипичной пневмонии не случайность и не эпизод. Это – глобальная чистка человеческой популяции от наиболее загрязненных элементов, как было в средние века при эпидемиях чумы и оспы. Поэтому, я прошу вас – соблюдайте правила питания, изложенные ниже, и вы избежите многих бед, подстерегающих нас.

Каким должно быть правильное питание

Поджелудочная железа – ключ жизни, считают специалисты. Почему это так?

Потому что длительность нашей жизни зависит от сохранности этой железы. Чем быстрее мы изнашиваем эту железу, тем быстрее мы умираем.

А как мы ее можем сохранить и как мы ее губим?

Губим мы ее избыточным по количеству и неадекватным по качеству питанием.

Как известно, поджелудочная железа состоит из эндокринного аппарата – островков Лангенгарса, вырабатывающих гормон инсулин, расположенных в хвостовой части железы, и «головки»вырабатывающей всю гамму пищеварительных ферментов, выделяемых в двенадцатиперстную кишку и необходимых для пищеварения:

  • белков – трипсин;
  • жиров – липаза;
  • углеводов – амилаза.

Сама она представляет собой очень нежный орган весом всего в 70 г, расположенный забрюшинно, позади желудка. Проекция органа – на пояснице, потому опоясывающие боли говорят о воспалении поджелудочной железы.

Надо признаться, что, начиная с рождения, мы всю жизнь совершенно нещадно эксплуатируем эту железу, заставляя ее работать круглосуточно, выделяя пищеварительные ферменты. Синтез ферментов и инсулина – процесс энергоемкий, требующий большого расхода энергии.

Именно таким образом,

несвоевременным приемом пищи, мы истощаем и свои энергетические запасы, и поджелудочную железу.

Как же это делается, и почему мы поступаем всю свою жизнь столь неразумно?

Делается это от незнания законов физиологии организма и от того, что при еде мы руководствуемся только требованиями своего аппетита без понимания того, куда он нас может завести и привести.

А приводит он:

  •  к диабету;
  • панкреатиту;
  • раку поджелудочной железы;
  • самоперевариванию и некрозу железы.

Одно другого хуже. Давайте же призовем на помощь биохимию пищеварения и раз и навсегда уясним себе, каким должно быть правильное питание.

Марва Оганян: Поджелудочная железа – ключ жизни

Нарисовав идеальную картину этого питания, мы будем знать, что из чего происходит (какая болезнь от какой еды) и, садясь за стол, будем знать, где польза, а где вред от предлагаемых блюд.

Во-первых, необходимо знать, что все живые клетки (животных и растительных тканей) способны к самоперевариванию, если нарушена их целостность.

Если мы употребляем в пищу сырые фрукты, овощи, проросшие злаки, орехи, пищевые травы – они требуют для своего расщепления минимальное количество пищеварительных ферментов. Достаточно нескольких миллиграммов пепсина желудочного сока, затем триксина, липазы и амилазы поджелудочной железы (в качестве затравки пищеварительного процесса), чтобы разрушить несколько клеток пищевой кашицы принятой сырой пищи.

Дальше процесс приобретает каскадный или лавинный характер: разрываются лизосомы расщепляемых ферментами клеток, выделяются лизирующие ферменты, которые расщепляют другие клетки. Те, в свою очередь, разрушаясь, выделяют новые порции лизирующих ферментов, опять же расщепляющих еще большее количество клеток пищи.

Так естественно протекает процесс пищеварения, не причиняя нам никаких затруднений в виде вздутия, тяжести в животе, поноса или запора.

Понятно, что обработанная высокой температурой «убитая» пища этих качеств лишена. Для переваривания, например, 200 г тушеных или жареных овощей потребуется примерно в 50–100 раз больше пищеварительных ферментов, чем для того же количества овощей, съеденных сырыми.

Ведь основной и окончательный пищеварительный процесс происходит именно в двенадцатиперстной кишке, куда пища попадает из желудка, и куда открываются протоки поджелудочной железы и желчного пузыря.

Начинается пищеварение в ротовой полости, где пища обрабатывается слюной, содержащей фермент птиалин. Птиалин расщепляет крахмалы пищи на крупные полисахаридные комплексы, подготавливая ее для окончательного расщепления амилазой поджелудочного сока.

Однако мы не имеет привычки разжевывать пищу до жидкого состояния (смешанного со слюной), а глотаем ее кусками, в результате чего выпадает первое звено пищеварения.

Далее в желудке расщепляются уже белковые компоненты пищи пепсином желудочного сока в кислой среде. Молекула белка превращается в «обломки» – олигопептиды для своего усвоения, требующие дальнейшей обработки трипсином поджелудочной железы в щелочной уже среде двенадцатиперстной кишки. Жиры же целиком расщепляются липазой, выделяемой опять же поджелудочной железой.

Так вот, когда мы едим пищу, термически обработанную – вареную, жареную, печеную, – мы заставляем нашу основную пищеварительную железу работать с повышенной в сотни раз нагрузкой, и она, как шагреневая кожа все убывает, изнашивается и болеет по мере прожитых нами лет.

За примерами ходить недалеко.

Сколько вокруг людей, страдающих панкреатитом? Практически каждый второй. Диабетом же болеют двадцать процентов населения России. Мы еще не сказали об эндокринной части поджелудочной железы.

Если пищеварительные ферменты расщепляют пищу для окончательного ее усвоения в тонком кишечнике, а именно:

  • белковую молекулу – до аминокислот,
  • молекулу крахмала – до моносахаридов – глюкозы, фруктозы и др.,
  • молекулу жиров – до жирных кислот и глицерина, то инсулин является универсальным анаболическим гормоном, т.е. он способствует проникновению этих элементарных составных частиц пищи в клетки организма через клеточные мембраны, делая их более проницаемыми.

И потому, хотя показателем наличия достаточного количества инсулина, вырабатываемого железой, является уровень глюкозы в крови, инсулин нужен отнюдь не только для усвоения глюкозы. А это значит, что вся пищевая, даже не масса, а махина, которую мы запускаем в наш желудок, заставляет усиленно работать не только экзокринный, но и эндокринный аппарат поджелудочной железы.

Причем заметим, что, принимая пищу после 14–15 часов, мы заставляем ее работать круглосуточно, что ведет к очень плохим последствиям, потому что круглосуточно она все равно не работает, а прекращает выделение пищеварительных ферментов около 18 часов.

И потому вся пища, съеденная после 18 часов, попадает в двенадцатиперстную кишку, остается там до 9 утра в тепле (38°С) и загнивает, а утром эта полусгнившая, полуперебродившая масса продолжает свой путь по тонкому кишечнику (5 метров), а потом по толстой кишке (2 метра), отравляя по пути нашу кровь выделяющимися из нее ядами, которые теперь уже обезвреживает печень, поскольку кровь из кишечника устремляется по коллектору воротной вены печени прямо в этот фильтрующий, очищающий и обезвреживающий нашу кровь орган.

Что в результате происходит с печенью – очень хорошо знают те, кто страдает гепатохолециститом, калькулезным холециститом, кто болеет инфекционной желтухой или вирусным гепатитом и, как следствие, циррозом печени.

Итак, первое требование к пище: она должна соответствовать нашей физиологии по своему качеству.

Насколько этому требованию отвечают мясные продукты?

Представляя собой природный животный белок, они попросту не перевариваются нашими пищеварительными системами и загнивают.

Почему?

Потому что к перевариванию мяса, и то сырого, приспособлен пищеварительный тракт хищников, но не человека. Кислотность желудочного сока, концентрация пепсина желудка, трипсина поджелудочной железы и других ферментов, участвующих в расщеплении мясных продуктов, недостаточны, чтобы довести этот процесс до конца.

Длина пищеварительного тракта человека превышает таковую у хищников, и пребывание белка в нем длительное время, до восьми часов, также способствует его загниванию.

А загнивающий белок выделяет ядовитые газы: аммиак, метан, сероводород – и ядовитые моноамины: путресцин, кадаверин, птомаины, частично обезвреженные печенью, частично же (когда их слишком много) попадающие в большой круг кровообращения.

Тогда и начинаются наши беды в виде различных болезней.

Теперь посмотрим, что же конкретно вредит поджелудочной железе. Прежде всего, манная и рисовая каша на молоке и с сахаром, которыми мы стараемся накормить ребенка в младенчестве.

Этого делать нельзя категорически, поскольку эти крупы полностью лишены витаминов, а в сочетании с белком молока и сахаром представляют именно ту смесь, которая дает в желудочно-кишечном тракте процессы гниения и брожения.

Результат – кожные диатезы, далее – бронхиальная астма у детей. Далее ребенок растет, еда становится разнообразнее и вреднее. В пищу обязательно включается мясо – «как же, белок необходим для роста, нужны незаменимые аминокислоты».

Конечно, нужны, да только их великолепно синтезируют наши собственные печень, селезенка и костный мозг, если они не забиты всяческими шлаковыми продуктами, отходами обмена, т. е. теми же загнивающими белками. К тому же их синтезирует здоровая микрофлора кишечника, фиксируя атмосферный азот.

А имея собственные живые, а не взятые у животного «мертвые» (вареные продукты), аминокислоты, организм человека (а тем более ребенка) очень легко, без лишних энергетических затрат на «оживление» синтезирует белковую молекулу, обладающую не только видовой, но и индивидуальной специфичностью.

Такая белковая молекула никогда не вызовет образования в организме антител, так как она «своя», родная, структура ее соответствует структуре других белков организма.

Но где же взять материал для синтеза таких хороших, своих молекул? Вот вопрос, мучающий очень многих, и совершенно напрасно.

Аминокислоты синтезируются в организме при аминировании (присоединении азота) углеводистой цепочки натуральных, живых, не убитых тепловой обработкой сахаров фруктов (глюкозы и фруктозы), меда и крахмалов овощей.

Азот же образуется при распаде наших собственных белковых тканей в процессе диссимиляции, поскольку нормальный обмен веществ состоит именно из двух сопряженных процессов: ассимиляции и диссимиляции.

В сутки при этом в организме образуется 3,7 г азота – коэффициент Рубнера. Этого количества азота вполне достаточно для синтеза собственных аминокислот и собственного белка при наличии углеводов растений в пище.

Таким образом, в организме осуществляется безотходное производство собственных тканей, поскольку азот старых, распавшихся клеток идет не на образование весьма токсичных азотистых отходов – мочевины, мочевой кислоты, креатина и других, которые выводятся почками, а идет в ресинтез аминокислот.

Нельзя забывать также, что, кроме гниения, при пищеварении мяса мы имеем образование огромного количества ненужных тканевых антител, дающих начало всем аллергическим реакциям организма, вплоть до бронхиальной астмы и пищевых аллергий от меда, цитрусовых, красных и оранжевых овощей и фруктов.

Загрузить больше публикаций
Загрузить еще от Ксения Попова
Загрузить еще в Рецепты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.